wrapper

Последние

Лоббирование импорта

Напомним: он – один из разработчиков проекта Государственной программы развития АПК на 2017-2021.

Об этом документе экс- вице-министр сельского хозяйства Толеутай Рахимбеков отозвался так:

- Можно выкопать в пустыне кубометр земли, и это будет никому не нужная яма. А можно - небольшой арычок от родника до дерева, при этом трудозатраты будут в сто раз меньше чем в первом случае, а эффект намного больше.

- Но тогда почему в такой аграрной стране как Казахстан все полки до сих пор завалены импортными продуктами? Ведь это ни много ни мало - подрыв продовольственной безопасности страны.

- Сразу скажу, что по производству основных видов сельскохозяйственной продукции – мясо, молоко, овощи, картофель, фрукты, масличные культуры, не говоря о зерновых, Казахстан еще примерно в 2010 году вышел на уровень полного самообеспечения.

Но при этом полки наших магазинов и рынков на самом деле не подтверждают этого: доля импортных продовольственных товаров остается все еще высокой. Например, по колбасам и мясным консервам она доходит до 40-60%, по сырам и маслу сливочному – 35-37%, по плодовоовощным консервам еще выше.

Даже в свежем виде (с поля на прилавок) мы не можем полностью закрыть импорт, особенно в зимние и весенние месяцы. Кроме того, имеют место быть значительные межсезонные колебания цен на продукты питания. Общий объем импорта продовольственных товаров достигает трех и более млрд. долларов США в год.

- Почему так происходит?

- Отдельные эксперты считают, что проблема в преобладании мелкотоварного производства в сельском хозяйстве. Действительно, доля личных подсобных хозяйств в объеме валовой продукции сельского хозяйства составляет почти 50%, в производстве животноводческой продукции превышает 70%. А если добавить мелкие крестьянские хозяйства, которые мало чем отличаются от личных подсобных хозяйств, она вырастает еще больше. Например, по картофелю эта доля доходит до 94%, в овощах - до 90%. Причем, в отличие от крупного агробизнеса, личные подсобные и мелкие крестьянские хозяйства работают без всякой государственной поддержки.

Но главная причина того, почему наши прилавки завалены импортными продуктами, все-таки заключается в неразвитости инфраструктуры заготовки, хранения и первичной подработки сельхозпродукции. Она сегодня представлена посредниками – физическими лицами, главный принцип которых купить подешевле и продать подороже. Они не имеют ни производственных мощностей, ни достаточных оборотных средств. И, соответственно, - возможности формировать товарные партии продукции и организовывать ритмичные поставки продукции в течение всего года в торговую сеть и на перерабатывающие предприятия.

Кроме того, существующая система обложения налогом на добавленную стоимость не стимулирует торговлю и переработку с нашими товаропроизводителями, в подавляющем большинстве своем не являющимися плательщиками НДС. В результате, мы собственными руками создаем ситуацию, когда на нашем рынке преобладает импортное продовольствие.

Еще один вопрос, которым часто задаются простые обыватели: почему в благополучные советские времена продуктов в магазинах было мало, а сейчас, когда сельское хозяйство в плачевном состоянии, они лежат горами? Здесь все очень просто. Начала меняться культура питания и доля стоимости продовольствия по отношению к заработной плате. Говоря проще, доля затрат на продовольствие в заработной плате в советскую бытность была намного меньше, поэтому люди – нужно-не нужно - покупали очень много (вспомните, холодильники у всех ломились от еды), а сейчас, когда продовольствие более дорогое, а отношение к нему более избирательное, то покупают не все и не всё, что могут и хотели бы. И плюс появилось много суррогата натуральных продуктов – пальмового масла, соевых наполнителей и прочего.

Бегство из аула

- Как вы думаете, почему сельские казахи бросили заниматься тем, что раньше было брендом нашей страны, - разведением скота, и массово кинулись в города?

- Самой главной проблемой казахстанского аула я называю низкий уровень доходов сельского населения. Даже по официальным данным он в два раза ниже, чем у городских жителей. Это вызвано большой долей безработных. По моим оценкам, постоянную работу на селе имеют около полумиллиона из 4 млн. трудоспособного населения. То есть фактическая безработица достигает 90%. Да, по статистике в сельской местности занято более 1,2 млн. человек, но я думаю, что сюда включены сезонные работники.

Ситуация с малыми доходами на селе усугубляется несравненно низким по сравнению с городом уровнем социально-культурного обеспечения и почти полным отсутствием комфорта.

Поэтому в том, что многие сельчане вынуждены бросать аулы и переезжать в города, ничего удивительного нет. Однако в городе они не получают ожидаемых условий. Ни работы, ни жилья, поэтому молодые сельчане (а это в основном они) прибегают к, мягко говоря, не совсем законным методам извлечения доходов.

В советские времена для тех же чабанов создавались определенные условия: высокая заработная плата, организовывались выезды прямо на отгонные участки артистов, автолавок с товарами, представителей бытового обслуживания. Труженикам села предоставлялось право первоочередного приобретения автомобилей, других товаров повышенного спроса, что было немаловажно в условиях перманентного дефицита, а их дети пользовались привилегиями при поступлении в вузы. Все это подкреплялось мощными мерами морального стимулирования – государственными наградами, выдвижением в народные депутаты и прочим. Всего этого сейчас нет, а сельчане уже не откликаются только на высокую заработную плату. Как говорится, не хлебом единым жив человек.

- В мае прошлого года вы говорили о "ложных посылах" Минсельхоза. Я лично поняла это так: за очередными трескучими и "правильными" фразами скрывается бессовестное очковтирательство. Но зачем?

- К сожалению, чиновники в последние годы увлеклись красивыми отчетами, которые чаще всего не подкреплены фактическими делами. Но кому они нужны, эти отчеты, о тысячах тонн экспорта мяса, о миллионах тонн произведенного зерна нужны, если не решаются насущные проблемы конкретных Сарсембая, Назипы и их детей? Кому нужны все эти кластеризации и цифровизации, если даже в столице отец и мать вынуждены оставлять своих малолетних детей одних во времянке три на четыре метра и выходить на работу в ночное время, чтобы заработать деньги на еду и выплату кредитов? Выбора-то у них вопреки утверждению вице-министра труда социальной защиты населения Светланы Жакуповой на самом деле нет.

Государственные мужи должны понимать, что, когда выходцы из сел воруют в городах автозеркала, это еще не самое страшное. Эти молодые люди становятся питательной средой для адептов террористических и экстремистских формирований. Вот это уже угроза для самого существования государства.

Содержание – ничто, форма – всё?

- Как вы думаете, с чем связаны необдуманные высказывания, которые все чаще звучат из уст ваших бывших коллег - министров, их замов и депутатов?

- Во-первых, сегодня все больше в приоритет выходит стремление отчитаться, доложиться раньше всех и красивее всех. То есть более важным становится не результат, а отчет, не содержание, а форма. Во-вторых, посмотрите послужной список некоторых таких «героев» социальных сетей: элитная городская школа, зарубежный университет и сразу министерские кабинеты. Нет элементарного знания жизни простых людей, их проблем и запросов. Все больше становится последователей французской королевы Марии-Антуанетты, которой приписывают легендарную фразу: «Почему народ голодает? Ах, у них нет хлеба? Пусть тогда едят пирожные».

Конечно, я далек от мысли мерить всех чиновников и депутатов одним аршином. Среди них очень много вдумчивых, болеющих за дело специалистов своего дела, прошедших большую школу государственной службы с самых низов. Но когда они собираются в команду, то увы…

- Почему в министерства стали приходит люди, которые берутся «рулить» тем, в чем, как показывает жизнь, они не разбираются совсем?

- Есть, конечно, и такие. Они приходят не только в министерства. И в квазигосударственном секторе тоже их хватает. Причем, они начинают насаждать свои подходы к работе. Я был поражен, когда услышал от ведущего специалиста одного такого ведомства: «А наш начальник сказал нам, что наша задача не думать, а исполнять точно и быстро то, что поручил он».

- А почему вы сами так мало проработали на посту вице-министра сельского хозяйства?

- Не хотел бы распространяться публично о личной жизни. Но поскольку этот вопрос часто задают, то отвечу: инфаркт. Связано это в том числе и с работой. В сентябре 2016 года рабочая группа Минсельхоза по разработке проекта Государственной программы развития АПК на 2017-2021 годы, в состав которой входил и я тоже, работала на износ. И, тем не менее, я очень благодарен тогдашнему министру сельского хозяйства Аскару Исабековичу Мырзахметову за приглашение поработать с ним в одной команде. Наши с ним взгляды на роль кооперации в развитии сельского хозяйства совпали. Никто наверняка не будет оспаривать, что это общемировой тренд. Достаточно сказать, что в мире на 7 млрд. жителей действуют около 600 млн. кооперативов и большинство из них именно в сельском хозяйстве. Широко известны опыт Германии, Швеции, Японии, Израиля по развитию кооперативного движения на селе. Сложилось ложное мнение, что мы были за кооперацию только личных подсобных хозяйств. На самом деле это не так. Мы настаивали на следующих принципах: нужно кардинально менять структуру сельского хозяйства, существенно, в десятки раз увеличивать долю инфраструктуры в совокупном объеме валовой продукции отрасли, развивать систему заготовки, хранения, первичной обработки продукции, без которой крайне сложно выходить на внутренний рынок, не говоря об экспорте. А еще необходимо создавать сервисное обслуживание сельхозпроизводства ветеринарией, агрохимией, механизацией, мелиорацией, ну и, конечно, развивать кредитную кооперацию. Немаловажно создание системы передачи передовых знаний. И все это на кооперативной основе. Такой подход нужен не только подсобным личным хозяйствам, но и крупным и средним агроформированиям. Именно кооперация, способствуя получению справедливой цены за продукцию, поможет снизить издержки сельхозтоваропроизводителей при закупе ГСМ, удобрений, семян, поголовья, получении кредитов. Благодаря ей, снизятся издержки и повысится цена продажи, а в сумме это даст увеличение доходности сельского хозяйства. Следовательно, вырастут и доходы сельских жителей.

«В новом правительстве не будет агашкиных детей»

- Сейчас формируется новое правительство. Как вы думаете, что-нибудь поменяется в нашей жизни с его приходом?

- Надежда умирает последней. Шаг вперед все равно будет. По моим предположениям, не меньше половины будущего правительства будет состоят из новых лиц. Для этого есть в конце концов второй и третий эшелоны. Не думаю, что все они сплошь будут состоять из агашкиных детей.

- А в чем состояла главная ошибка прежнего кабинета?

- Я бы ответил коротко: не всегда опыт бизнесмена бывает на пользу государственной службе.

- Если вам снова предложат кресло замминистра, а, может, и министра, вы согласитесь?

- Интересный вопрос. Если бы будет польза от моей работы, то почему-то бы и нет?

Источник: rezonans.kz

Последнее изменение Четверг, 02 Май 2019
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

О Коалиции

ОЮЛ Коалиция за «зеленую» экономику и развитие G-Global» сегодня является признанным в стране общественным и экспертным институтом по «зеленой экономике», а также входит в Совет по «зелёной экономике» при Президенте Республики Казахстан

Facebook