wrapper

Последние

Под влиянием Парижского климатического соглашения, а также новой волны принимаемых добровольных климатических обязательств не только стран, но и регионов, городов, многие компании принимают добровольные обязательства снижения выбросов парниковых газов

Так, Коалиция «Ниже двух градусов», созданная по инициативе губернатора Калифорнии Джерри Брауна в 2015 г., объединяет на основе Меморандума о лидерстве в сфере глобального климата 31 города и регионы, которые ставят своей целью сократить выбросы парниковых газов к 2050 г. на 80-95% от базы 1990 г. или до уровня не более 2 тонн СО2 -эквивалента на душу населения. В коалицию входит 205 субнациональных образований из 43 стран. В совокупности они представляют 16% населения Земли (1,3 млрд. чел.) и 40% глобального ВВП ($30 трлн.).

В апреле 2015 года премьер-министр Дмитрий Медведев подписал «Концепцию формирования системы мониторинга, отчетности и проверки выбросов парниковых газов», которая вводит постепенные обязательства углеродной отчетности для предприятий и регионов.

А к примеру, Казахстан в 2015 году присоединился к международной инициативе против факельного сжигания попутного нефтяного газа (ПНГ), выдвинутой Всемирным Банком и ООН, принял на себя обязательство покончить с практикой факельного сжигания ПНГ на нефтепромыслах до 2030 года.

Благодаря активной деятельности американской коалиции социально-ответственных и экологических инвесторов CERES, почти две трети из более чем 600 американских компаний, торгующих на биржах, взяли на себя обязательства по сокращению выбросов парниковых газов.

Другой пример- Volvo первой из крупнейших автопроизводителей решила отказаться от сугубо топливных моделей с 2019 года. Ключевые мировые авиакомпании приняли совместное решение: к 2050 году вдвое сократить выбросы CO2 по сравнению с 2005 годом. British Airways — одна из многих компаний, ищущих способ выработки топлива из городских отходов. А Boeing и PetroChina Company пытаются наладить производство экологически чистого авиационного биотоплива в Китае.

Как признает большинство аналитиков, конкуренция на рынках смещается в сторону стандартов и сертификации – экологических и климатических. Этот тренд в последние месяцы на регулярных обсуждениях итогов Парижского соглашения. В отличие от Киотского протокола, где обязательства устанавливались на пять лет, обязательства стран в рамках Парижского соглашения рассчитаны на куда более долгий срок.

Более 260 ведущих мировых инвесторов подписали в поддержку «Climate Action 100+» - пятилетней инициативе коалиции CERES, которая привлекает крупнейшие компании, корпоративные источники выбросов парниковых газов для сокращения выбросов и усиления раскрытия информации, связанной с климатом..

Созданная CERES ещё в 1997 году программа Global Reporting Initiative фактически является международным корпоративным стандартом экологического и социального воздействия компаний. Благодаря распространению информации о воздействии бизнеса на изменение климата Ceres добился того, чтобы климатические риски стали неотъемлемой частью оценки компаний.

В конце 2017 г. мировой финансовый рынок потрясло известие о том, что крупнейший в мире государственный фонд национального благосостояния – норвежский Government Pension Fund Global – с активами на сумму более $1 трлн., намерен вывести 35 млрд. долл. из акций нефтяных и газовых компаний, включая Exxon Mobil Corp., Royal Dutch Shell Plc и др. Он инвестирует в 9000 компаний.

Многие банки и финансовые организации уже принимают решения о прекращении углеводородных инвестиций. Так, недавно о планах вывода инвестиций из углеводородных проектов, в том числе из нефтяного гиганта ExxonMobil, объявил благотворительный фонд семьи Рокфеллеров. По оценке новостного агентства Bloomberg, в целом к 2020 году ожидаемый объем сокращения вложений в углеводороды достигнет $500 млрд.

Большинство международных бирж, на которых размещаются глобальные (в том числе российские) компании, уже требуют предоставления открытой углеродной отчетности. Ряд международных компаний также начали требовать предоставления информации по выбросам по всей цепочке производства и поставок. «Углеродный след продукции на самом деле становится фактором конкуренции, то есть он либо притягивает, либо отталкивает деньги потребителей и инвесторов», – говорит Михаил Юлкин.

В октябре 2017 Конференция ООН по торговле и развитию организовала совещание высокого уровня в Женеве с целью разработки вариантов всеобъемлющей реформы договоров инвестиционных режимов, включая пересмотр или расторжение около 3000 устаревших договоров.

Правительствам следует начать с пересмотра или выхода из Договора к Энергетической хартии (ДЭХ) — единственного в мире инвестиционного пакта, касающегося энергетики. Инвестиционная защита ДЭХ и отсутствие в нем положений о защите климата уже не соответствуют сегодняшней обстановке. С момента своего создания ДЭХ послужил основой более чем для 100 претензий энергетических компаний к принимающим странам, причем некоторые из них представляют собой препятствие для осуществления национальной экологической политики, например решения вопроса поэтапного отказа от применения термоядерной энергии в Германии. Россия и Италия уже вышли из ДЭХ; другие страны должны сделать то же самое или взять на себя обязательства пересмотреть его.

Более того, страны должны поставить проблемы климата в центр своих торговых и инвестиционных переговоров, например, путем исключения из инвестиционных положений проектов, связанных с ископаемым топливом. По сути, это недавно предложила Франция, когда министр экологии Николя Юло объявил о намерении своей страны ввести «климатическое вето» в договор СЕТА- торгово-экономическое соглашение между Канадой и ЕС, аналогичное договору Европы с США.

Юло заявил, что Франция ратифицирует договор только в том случае, если он содержит гарантии, что климатические обязательства не могут быть оспорены в арбитражных судах.

10 центральных банков и супервизоров объявили о запуске сети «Озеленение финансовой системы». (Эта новая сеть объединяет центральные банки Мексики, Нидерландов, Германии, Сингапура и Китая вокруг Банка Франции, Французского управления по надзору и разрешению споров (ACPR) и Банка Англии. Инициатива должна помочь ускорить интеграцию климата в финансовый надзор и рефинансирование вторичных рынков (коммерческих банков) в целях содействия упорядоченному развитию «зеленых» финансов. Его работа начнется в 2018 году, и в апреле этого года в Амстердаме состоится международная конференция.)

Это означает, что компаниям, скрывающим свои экологическую отчетность, будет трудно получать инвестиции и банковские кредиты, а потребители будут чаще обращать внимание на их экологические рейтинги и бойкотировать их продукцию.

Эксперты МВФ предлагают введение налога в размере $30 за тонну выбросов СО2, образующихся при сжигании авиационного и судового топлива. По подсчетам аналитиков, такой налог позволил бы собрать ежегодно порядка $25 млрд., которые можно было бы направить на поддержку снижения выбросов и адаптацию к изменению климата в развивающихся странах.

Несколько российских компаний также активно выступают в поддержку глобального углеродного налога или скорейшего учреждения в России системы углеродного регулирования, находящейся сейчас в процессе разработки.

Так, президент алюминиевого гиганта «РУСАЛ» Олег Дерипаска опубликовал целый ряд статей в международных СМИ, призывая к заключению более амбициозного климатического соглашения и введению глобального углеродного налога. Дерипаска заявил, в частности, что компания уже использует внутреннюю цену $30 за тонну СО2 в качестве ориентира для будущих инвестиций, и в начале февраля также предложил ввести глобальный углеродный налог в размере $15 за тонну (с перспективой повышения ставки в будущем).

Началась мировая компания по резкому экологическому ужесточению и «климатизации» технических стандартов.

С 2040 года в Соединённом Королевстве прекратят продажи новых автомобилей с бензиновыми и дизельными двигателями. Более того, под запрет попадают и гибридные модели. Германия предложила Евросоюзу ввести аналогичный запрет с 2030г.

Одна из целей ужесточившихся в последнее время экологических стандартов в ЕС для оборудования – это скрытый протекционизм для своих производителей, поскольку многие страны (Китай, Россия, Украина, Турция, развивающиеся страны) теперь не смогут экспортировать свои товары в ЕС, если только не перестроят свой технологический уклад.

На саммите «Одна планета» в Париже 12.12.2017г. выдающиеся финансовые организации объявили о своем переходе на «зеленые финансы». Например, страховая финансовая компания Axa лишит 2.500 миллионов евро компании, чьи доходы на более 30% зависят от угля. Голландский банк ING обещает к 2025 полностью свести свои инвестиции в угольную промышленность к нулю. ЕС собирается выделить 9.000 миллионов евро для борьбы с климатическими изменениями и вложить в устойчивые города, чистую энергетику и устойчивую агрикультуру. Фонд Билла и Мелинды Гейтс направят 300 миллионов долларов на адаптацию агрикультуры.

Если страховые компании откажутся от работы с угольными предприятиями, то государственная поддержка будет бесполезна. Общественное давление уже влияет на крупные страховые компании: они начали отказываться страховать угольные фирмы.

Так, крупнейшая в мире компания прямого страхования Allianz недавно заявила о намерении отказаться от страхования угольного сектора.

Салтанат Рахимбекова

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

О Коалиции

ОЮЛ Коалиция за «зеленую» экономику и развитие G-Global» сегодня является признанным в стране общественным и экспертным институтом по «зеленой экономике», а также входит в Совет по «зелёной экономике» при Президенте Республики Казахстан

Facebook