wrapper

Последние

«Жизнедеятельность современного мира основывается на энергоресурсах Кембрийского периода.

И это недопустимо для цивилизации XXI века, модели которой должны основываться на инновационной парадигме, инвестициях в природный капитал, а не ренту. Эту идейную преамбулу предметно и убедительно выразила ЕХРО 2017 «Энергия будущего», состоявшаяся в Астане по инициативе одного из ярких политиков современности – Президента Нурсултана Абишевича Назарбаева. Сегодня его усилиями Казахстан становится перекрестком «зеленого» транзита на Великом шелковом пути, центром притяжения инвестиций в технологическую основу устойчивого развития…» Таково мнение известного ученого в области «зеленой» экономики и устойчивого развития, лауреата Нобелевской премии, доктора Рае Квон Чунга, который прибыл в Астану для участия в Global challenges summit 2018.

Вклад ученого в работу Межправительственной группы экспертов по изменению климата отмечен Нобелевской премией в 2007 году. Долгое время Рае Квон Чунг являлся советником Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна по вопросам изменения климата. Сегодня он входит в состав Международного комитета по присуж­дению премии «Глобальная энергия» (Россия). Эксклюзивное интервью с ним мы предлагаем читателям «Казахстанской правды».

Климатическая «рулетка»

– Господин Квон Чунг, в настоя­щее время на фоне усиления гео­политической борьбы за природные ресурсы в мире набирает силу другая тенденция – анти­углеродное движение. С 2020 года все страны, особенно поставщики ресурсов, должны представлять международным организациям отчеты по углеродной эмиссии, цель которых – определение «углеродного следа» в продукции. Как вы считаете, насколько своевременны эти меры? Несут ли они риски для локальных экономик, мировой торговли и Целей устойчивого развития ООН-2030?

– Прежде всего давайте определимся с тем, почему мировое сообщество идет на такие меры? И насколько высока климати­ческая угроза, которая не оставляет другого выбора?

Сегодня каждый человек замечает происходящие климатические изменения как на земном шаре, так и в отдельно взятой стране. И уже понятно, что это вов­се не навязчивая идея отдельных экономических полюсов, порож­денная глобальной политикой, а вполне конкретная реальность. Изменение климатических условий представляет реальную угрозу для всего населения планеты. И это требует новых подходов к вопросам сохранения планетарной экологии, в том числе к мировой торговой практике – с учетом углеродной эмиссии на единицу произведенной продукции.

Научные исследования состоя­ния глобального климата за пос­ледние 150 лет показывают нес­колько периодов, в том числе малый ледниковый период в Европе, завершившийся к концу XIX века. Именно с этого момента начинается современное глобальное потепление с двумя кратковременными промежутками относительной стабилизации. И если первая волна потепления пришлась в основном на морские акватории, то вторая, начавшаяся с середины 70-х годов XX века, распространилась уже на континентальные районы.

На сегодня есть два возможных сценария развития дальнейших событий – либо рост температуры, либо ее стабилизация. При этом все будет зависеть от степени концентрации углекислого газа в ­атмосфере. Если произойдет накладка антропогенного фактора на естественное цик­личное потепление климата, то последствия тут могут быть непред­сказуемыми и даже катастро­фическими. В этом случае те стихийные бедствия, с которыми мы сталкиваемся сегодня, – аномальные перепады погоды, ураганы, цунами, наводнения, засухи и прочие явления, – окажутся лишь прелюдией к тому, что может ожидать нас в будущем.

Это не страшилки, а грозное предостережение о том, как может отреагировать физика планеты на раздражители антропогенного характера. Кстати, сегодня в научном мире есть предположение, что динозавры вымерли вовсе не от падения кометы, а от того, что были... всеядны. Их исчезновение совпадает с тем периодом, когда на планете появились цветочные растения, многие виды которых были ядовитыми.

Если говорить образно, то речь идет о том, что сама приро­да ­предопределила участь динозавров, сделав ставку на млекопитаю­щих. Возможно, и для не менее беспокойного человечества у нее есть что-то грозное в арсенале. И, судя по всему, это климатическая «рулетка», играть в которую без способности минимизировать техногенный фактор чревато для нашей цивилизации, ведь на кону судьба всего мира.

Именно перед лицом такой угрозы европейские и другие страны инициируют ряд новых мер, направленных на снижение углеродной емкости мирового производства торгуемых товаров. Все эти действия, конечно, болезненны для экономик многих государств, но они вынужденные. Ведь соблюдать паритет здравого смысла без конкретных шагов никто сам по себе не будет, даже несмотря на обязательства по климату. А если что-то и будет делаться, то не спеша, пока гром не грянет.

Снижать «углеродный след» экономики нас заставит только объективная необходимость при наличии целенаправленных процессов развития. В этом случае мировая экономика «позеленеет» даже раньше, чем мы прогнозируем.

– Не случится ли так, что огра­ничительные «углеродные меры» замедлят и без того слабые темпы роста мировой экономики? Ведь если поставки продукции из развивающихся стран на мировые рынки будут постоянно срываться из-за чрезмерной углеродной эмиссии при их производстве, пострадают бюджеты этих государств. И как же в таких условиях реализовать Цели устойчивого развития, главный посыл которых – сокращение существующего разрыва в развитии между странами?

– Мы – земляне, застрявшие «в третьем измерении» углеродного формата. Отсюда все эти предубеж­дения в отношении низкоуглеродной преамбулы рынка. Страны и их компании обязаны искать пути снижения парниковых газов, включая реальные действия в сфере энергоэффективности, использования «зеленых» источников энергии, финансирования отраслевых и международных проектов по снижению вредных выбросов в мировой воздушный бассейн. Они также должны обеспечить соответствие своих дейст­вий в данной области уровню ответственности всей экономики.

Если в отрасли низкий показатель выбросов парниковых газов, то предприятиям этого сектора и беспокоиться не о чем при выходе на мировой рынок. И наоборот: если, скажем, продукция АПК какой-то страны производится с высокой нагрузкой на экологию, то выход такой продукции на рынок может оказаться нерентабельным и даже невозможным в силу «серой» репутации.

Между тем, учитывая современные тенденции, а также задачи ООН по выравниванию уровней развития стран к 2030 году, предполагается как минимум удвоение общемирового потребления энергии. Но проблема состоит в том, что немногие страны в мире обладают в достатке природными источниками энергии – нефтью и газом. Например, Евросоюз на 50% удовлетворяет свои потребности в энергии за счет импорта нефти, газа и угля. И эта доля, по оценкам Европейской комиссии, может вырасти к 2030 году, если растущие потребности региона не будут покрываться за счет альтернативных источников.

США на 40% зависят от импорта энергоносителей, Япония – на все 90%. Ряд латиноамериканских, африканских и азиатских стран также лишены собственных неф­ти и газа, а некоторые и угля. Испытывают дефицит энергии, в первую очередь нефти, Индия, Китай, Австралия, Пакистан, большинство государств Цент­ральной, Восточной и Южной Африки. Темпы производства собственных энергоресурсов этими странами, вероятно, будут отставать от роста их потребнос­тей. Поэтому для этих экономик важен не просто выбор, а резкий разворот в сторону альтернативной энергии.

Сегодня в структуре мирового производства энергии около 38% приходится на нефть, 23% – на газ и 22% – на уголь. Издержки добычи и транспортировки угля на единицу энергии выше, чем у газа и нефти. Сжигание угля вносит существенную лепту в глобальный парниковый эффект, а затраты, которые идут на меры по снижению углеродной нагрузки на атмосферу, делают получае­мую из угля энергию дорогой.

В связи с этим уголь как энергоресурс постепенно отживает свой век. На его место приходят другие виды энергоресурсов, полученные «чистым» и более эффективным путем. Так вот, если в мире до 2030 года улучшится ситуация в плане сокращения разрыва между странами по доступу к «чистой» энергии, это будет большим успехом политики Устойчивого развития ООН, поскольку именно с энергетического фактора берут начало все социальные и прочие неурядицы стран.

Инициативный фактор Лидера

– Вы неоднократно бывали в Казахстане, принимали активное участие в мероприятиях ЕХРО 2017 и встречались с Главой нашего государства. Какие впечатления оставили эти встречи? И чем покорила Вас Астана, 20-летие которой мы отмечаем в текущем году?

– В современном мире немало стран-консерваторов, хорошо ­усвоивших старую истину о том, что «плавая по реке, нужно следовать ее изгибам». Но трудно представить, каким был бы мир, если бы не было стран-новаторов, способных использовать перемены для экономической и технологи­ческой трансформации и рывка вперед. Сегодня этому способствуют интерактивность и мобильность нашей жизни, взаимовлияние государств в рамках текущей технологической революции.

Тем не менее лишь малая толика государств целеустремленно движется вперед за счет активного притяжения инвестиций в новые секторы экономики. Казах­стан, как я уже успел понять, не боится перемен и трансформаций и делает все возможное для экономической модернизации и обновления всех сфер развития. Очевидно, в этом залог ее нынешнего и будущего успеха. Сегодня республика осуществляет переход к «зеленой» экономике, меняет акценты энерго-экологической, промышленной, аграрной политики, создавая задел устойчивости на будущее. И это не только впечатляет, но и показывает системность и динамичность процессов.

По сути, Казахстан – это не только страна с внушительными масштабами экономического развития и новых перспектив, но и генератор активных процессов региональной интеграции, в том числе совместного поиска адекватных ответов на глобальные вызовы времени. В этом векторе развития Астану сегодня по праву можно назвать одним из самых динамичных мировых центров, где тысячи радикальных мыслей и идей сливаются в единое русло созидательного процесса.

С каждым моим визитом в Астану она не перестает меня удивлять и очаровывать своей красотой, яркостью и открытостью. И все это – результат гениальной прозорливости инициатора переноса столицы, сумевшего с невероятной точностью определить исторически важные координаты будущего. Этот грандиозный проект всегда преследовал конечную идею, связанную с цент­рализацией и внутриполитической устойчивостью государства, социальной и этнокультурной гармонией казахстанского общества. Невероятно сложно представить, какое развитие получил бы ­Казахстан в начале своего пути, если бы во главе страны не стоял столь сильный и прогрессивный политик, как Президент Нурсултан­ Назарбаев.

За годы руководства страной, колоссальной по территориальному и ресурсному потенциалу, ­Президент Казахстана продемонстрировал всему миру, что не только превосходно разбирается в поступательных процессах локальной экономики, но и имеет четкое видение перспектив будущего мировой экономики и финансов. Многие его мысли, выска­занные задолго до нынешних дней, сегодня подтверждены реально происходящими события­ми. И в этом смысле казах­станский Лидер давно снискал к себе уважение в мировом сооб­ществе как политик с неординарным мышлением, вносящий огромный вклад в дело мира на планете.

В прошлом году мы провели с Президентом Казахстана очень важную дискуссию по поводу путей дальнейшего перехода к «зеленой» экономике, обсуждали инициативы выставки ЕХРО 2017 и пришли к тому, что в воп­росах «озеленения» экономики полагаться исключительно на течение рыночных процессов не стоит. Сам по себе на волне бизнеса, без усилий государства и общества, без конкретной политической линии «зеленый» переход невозможен ни в одной стране. Для этого необходимо четкое видение планов и перспектив развития новых креативных отраслей и их вхождения в рынки, наличие политической воли глав государств и способность граж­данского сообщества не только воспринимать, но и способствовать в проведении в жизнь «зеленой» и экологической политики.

И мне приятно осознавать, что в Казахстане есть не только глубокое понимание этих вещей, но и значительный потенциал, прак­тический опыт, который может быть использован другими странами в их «зеленой» трансформации. Вот что важно на сегодня.

– Как Вы считаете, какова роль «зеленых» инициатив ­Президента Нурсултана Назарбаева­ в продвижении страны и мирового сообщества в целом по пути устойчивого развития?

– Эта роль очень велика. В современном мире по числу значимых международных и внутригосударственных реформаторских инициатив, социальных и других новаций, озвученных в публичных выступлениях, а также изложенных в книгах и публикациях, Президент Нурсултан Назарбаев­ почти не имеет себе равных. Например, на 70-й Генеральной Ассамблее ООН в 2015 году он выступил сразу с десятью неорди­нарными предложениями.

Никто не ожидал, что Казахстан добровольно закроет Семипалатинский полигон, откажется от ядерного оружия и станет локомотивом межгосударственной интеграции (СНГ, ШОС, ЕАЭС, СВМДА). Неожиданно и то, что Казахстан, подобно Объединенным Арабским Эмиратам, несмот­ря на сырьевой и нефтегазовый потенциал, параллельно формирует новую инновационную, ­ресурсосберегающую и «зеленую» стратегию развития. Причем эта работа ведется при тесном сотруд­ничестве с ОЭСР и другими межправительственными организациями. Именно Астана в прошлом году провела первую в мире «зеленую» выставку ЕХРО. Поэтому я согласен с тем, что Казахстан – это страна, которая прислушивается к мнению мира, но живет по-своему, с яркой индивидуальностью.

За последнее десятилетие ­Казахстан подтвердил способность по своему усмотрению складывать свою внутреннюю политику и развивать демократические ценности в обществе так, как это нужно на сей момент. И в отличие от менее инициативных стран у республики в мире глобальной экономики и политики есть что сказать и есть к чему прислушаться.

В этом смысле я бы поставил ­Президента Нурсултана Назарбаева­ в один ряд с такими реформаторами, как Махатма Ганди, Дэн Сяо Пин, Ли Куан Ю. Немало усилий казахстанский Лидер приложил для того, чтобы вопрос перехода к новой легитимной мировой валюте вошел в повседневную повестку дня в рамках обсуждения глобальных вызовов. Это колоссальная работа. И это именно тот случай, когда политик берет на себя нелегкую миссию ответственности за судьбу мира и прогресса.

Как я уже отметил выше, в совре­менном мире есть потенциальные поставщики и покупатели энергоресурсов, истощение запасов которых ведет лишь к одному – усилению борьбы крупных держав за ресурсы. В этих условиях такие фундаментально важные инициативы Президента Назарбаева,­ как энерго-экологическая стратегия, Программа партнерства «Зеленый мост» и другие закладывают концептуальную основу для бесконфликт­ного развития мира как сегодня, так и в будущем.

На юбилейной, 70-й Генеральной Ассамблее ООН, Президент Казахстана выдвинул идею открытия в Астане Международного центра по развитию «зеленых» технологий и инвестиционных проектов под эгидой ООН, который функционирует сегодня на базе инфраструктуры ЕХРО 2017. Тем самым автор глобального концепта «Зеленый мост» и целого ряда других инициатив заложил идейную основу уникального проекта современнос­ти – Центра «зеленых» технологий, аналогов которому в мире нет.

О необходимости создания подобных площадок демонстрации и инкубации технологий «зеленого роста» в ООН говорили еще в начале 90-х годов прошлого века. Но, к сожалению, до сего момента мир далеко продвинулся в формировании центров сил и очагов напряжения, но не в решении проблем социального мира через инновации. В этих условиях нет сомнения в том, что предполагаемый центр станет ключевым звеном мировой инфраструктуры «зеленого» транзита, а также региональным инкубатором «зеленого роста».

Эпицентр «зеленого» транзита

– Какой Вы видите работу Международного центра «зеленых» технологий и инвестиций?

– Название центра очень удачно отражает сочетание двух функ­ций – отбор и распространение технологий, а также привлечение «зеленых» инвестиций. Здесь важно то, что заниматься по отдельности только технологиями или инвестициями менее перспективно, чем достигать синергии за счет их слияния. И в этом, безусловно, состоит новизна центра.

Более того, наличие еще двух организаций на базе ЕХРО 2017 – международного финансового центра «Астана» и технологи­ческого хаба Astana International Smart Technologies Hub – создает конструктивную основу для того, чтобы Астана стала мощным цент­ром притяжения «зеленых» инноваций и инвестиций. И я надеюсь, что все эти проекты раскроют свой потенциал и будут способствовать технологической трансформации Казахстана и региона в целом.

В этом смысле примечательно, что время открытия центра очень удачно совпало с началом реализации принятого в феврале Стратегического плана развития Рес­публики Казахстан до 2025 года, который вобрал в себя почерпнутый на ЕХРО 2017 международный опыт в части инновационного и экологического развития.

– Как Вы думаете, окажет ли влияние деятельность цент­ра «зеленых» технологий и инвестиций на реализацию Программы партнерства «Зеленый мост», использование ее механизмов в международной практике?

– В мире заявлено много больших и представительных «зеленых» программ, например, программа G-20 по «зеленому» росту Green Growth Task Force, партнерство Clean Revolution, Mission Innovation c участием 20 стран, объединение мировых лидеров инновационного бизнеса Breakthrough Energy Coalition («Коа­лиция за прорывную энергию») и других. Но ощутимого уско­рения в мировом экологическом­ прогрес­се они еще не дали.

Думаю, что такие программы, как партнерство «Зеленый мост» нуждаются в хороших международных проектах. И есть тут важная незаполненная ниша – оказание экосистемных услуг нелокального трансграничного плана, к примеру, для Каспийского, Аральского, Или-Балхашского или Иртышского бассейнов, не говоря уже о мировом океане – самой крупной общей экосистеме планеты, не имеющей своего «хозяина». Для восстановления экосистем нужно привлекать целый комплекс экологических технологий, и они по отдельности уже имеются.

Я не сомневаюсь в успешной деятельности центра, который сумел привлечь настоящих «зеленых» лидеров и профессиональных экспертов, консолидировать человеческий потенциал на основе привлечения Ассоциации экологических организаций ­Казахстана. Ведь самый эффективный путь – привлечь в процессы развития больше инновационных «зеленых» компаний и организаций, продвигающих новые технологии и идеи.

Им нужна нормативно-правовая и брендовая поддержка. Мир перегружен рекламной информацией. Поэтому здесь нужна организация онлайн-форумов с участием экспертов по «зеленым» технологиям, как это было удачно сделано на виртуальной выставке Online-EXPO 2017 при поддержке Международного сек­ретариата G-Global.

Консолидированное сообщество

– На Ваш взгляд, есть ли у Казахстана свои ценности и принципы, которые могли бы служить примером для других стран?

– Гармоничное сосуществование многих этносов в Казахстане в качестве единой нации и народа страны – уникальный случай, который не только вдохновляет, но и служит ярким примером для преемст­венности другими странами. Особенно теми государствами, в которых этнические разделения все еще являются причинами бесконечных конфликтов и противоречий. Казахстан в этом смысле, как сама планета, не знает ни национальной, ни этнической, ни религиозной нетерпимости.

Безусловно, нужно отдать долж­ное казахстанской толерантнос­ти и видеть в этом огромный потенциал для будущего, несоизмеримый ни с какими экономическими понятиями. Например, любая страна при желании и мобилизации сил может достичь экономического роста и процветания, обеспечить себе высокое место в рейтинге или политике, но при этом не каж­дое полиэтническое общество способно строить отношения по принципу мира и согласия.

Понимать это – одно, а жить на такой основе – другое. И если для народа Казахстана это является ключевой фабулой созидательности, то другим обществам данный закон равновесия еще предстоит не только осмыслить, но и открыть.

Другой важнейшей особенностью Казахстана я бы назвал его светскость, то есть приверженность общества цивилизованным светским ценностям и культуре. Будучи динамично развивающейся центральноазиатской державой, Казахстан несет в себе огромную мультикультуру, состоящую из многих ярких ценностей, как традиционных, так и современных. И это именно то, чего не смогли достичь Европа и никакая держава мира.

– Верно ли, что Вы возглавили Попечительский совет Ассоциа­ции экологических организаций Казахстана?

– Да, я благодарен этому предложению со стороны инициатора ассоциации – Алии Нурсултановны­ Назарбаевой, которая много лет посвятила поддержке экологи­ческого движения Казахстана, изучению экологических новаций в рамках «зеленой» экономики.

Алия Нурсултановна – эколог по природе своей души. Она обладает невероятными организаторскими способностями и даром убеждения людей, даже самых ярых, казалось бы, оппонентов. Такая ассоциация очень важна для экологизации и озеленения национальной экономики. Я убеж­ден, что в той стране, которая целеустремленно движется по пути устойчивого развития сама и показывает хороший пример соседям, деятельность ассоциации будет интересной и содержательной. Поэтому я счел необходимым принять участие в ее развитии, приложить свой богатый опыт и знания.

Я рад, что впервые экологи­ческие лидеры, «зеленый» бизнес, инноваторы и эксперты Казах­стана консолидировались в единый системный общественный орган и объединенную платформу для диалога и партнерства с государством, бизнесом и меж­дународными организациями. В лице Алии Нурсултановны и ее сподвижников я вижу пример экологических лидеров нового типа, целеустремленных креативных личностей, способных открывать новые направ­ления «зеленой» политики и деятельности, интегри­ровать различные общественные институты, заражать людей своим энтузиазмом и патриотизмом. Их мнения очень важны для выработки оптимальной правовой политики в облас­ти охраны окружающей среды и «зеленой» экономики.

– Как Вы оцениваете работу казахстанских «зеленых» НПО? Насколько общественные организации вообще могут влиять на экологизацию страны и озеленение экономики?

– Действительно, в ряде стран именно неправительственные ­организации стали вдохновителями зеленых реформ. Так, возникло, кстати, мировое движение защиты прав потребителей, а поз­же – движение в защиту природы и биосферы, в продвижение Третьей индустриальной революции.

Усилий государств, правительств и парламентов недос­таточно для реализации сильной экологической политики, достижения Целей устойчивого развития до 2030 года, принятых мировым сообществом впервые для всех стран в 2015 году. Только объединенные консолидированные усилия гражданского общест­ва, бизнеса и науки способны поднять на новый уровень экологическое сознание общест­ва, традиции и общественное мнение, оказать давление на нормативно-законодательное поле, стимулирование прорывных «зеленых» технологий и переход к постуглеродной эпохе.

Роль гражданского общества хорошо видна по тому вкладу, который оказывает общественность на реформы в Казахстане благодаря Астанинскому экономическому форуму и площадке глобального диалога G-Global.

Источник: kazpravda.kz

О Коалиции

ОЮЛ Коалиция за «зеленую» экономику и развитие G-Global» сегодня является признанным в стране общественным и экспертным институтом по «зеленой экономике», а также входит в Совет по «зелёной экономике» при Президенте Республики Казахстан

Facebook